Крошка Цахес по прозванию Циннобер (другая версия)

События происходили в небольшой государстве князя Деметрия, напоминающая карликовые княжества, имевшие место в Германии времен Гофмана.

Пока правил Деметрий, все жители княжества были свободны, поэтому сюда и слетелись свободолюбивые феи и маги, олицетворяющих духовность.

После смерти Деметрия его место занял Пафнутий, который «реорганизовал» свое княжество, разогнав всех фей и магов, кроме Розы-Гожей (Розабельверде, Розабельверде), патронкы приюте для благородных девиц.

Параллельно с историей целого княжества рассказывается о судьбе безобразного крошки Цахеса, родившийся у крестьянки Лизы.

Часто женщину можно было встретить с корзиной для хвороста, в котором был ее сын Цахес.

Цитата:

Действительно, женщина имела все основания сетовать на гадкого урода, родившийся два с половиной года назад. То, что на первый взгляд могло показаться вполне причудливо скрученным обрубком дерева, было не что иное, как безобразный курдупель каких-нибудь две пьяди1 роста, что до сих пор лежал в коробке, а теперь вылез и барахтался и вурчав в траве. Голова у чудовища глубоко запала между плечами, на спине вырос горб, как тыква, а сразу от груди свисали тонкие, словно лещиновые палочки, ноги, поэтому весь он был похож на раздвоенную редьку. На лице невнимательное глаз ничего бы и не рассмотрено, но, присмотревшись внимательнее, можно было заметить длинный острый нос, витикався из-под черного скошланого волосы, пару маленьких черных глазниц, которые сверкали на морщинистому, как у старого, лице, — перец, да и только.

Перевод:

Фея Розеншен пожалела чудовище и наделила Цахеса волшебным даром: три золотых волоска на голове позволяли считаться лучшим, чем он был в действительности.

Расчесывая волшебным гребешком спутанные волосы Цахеса, Розабельверде изменила безрадостную жизнь неразумного калеки-бедняка, дав шанс не только казаться, но и стать лучшим.

Когда усталая сном иметь Цахеса проснулась, то увидела, что ее ребенок впервые зипьялася на ноги и произнесла первые слова. Волшебным было и то, что местный пастор, встретив Лизу, предложил взять ребенка на воспитание. Крестьянка понимает, что ее ребенок — тяжелое бремя для любого, поэтому не понимает, почему ее уродливый сын выдался пастору замечательным.

Цитата:

— О госпожа Лиза, фрау Лиза, какой у вас милый и пригожий мальчик! Это же настоящая пожалуйста Господня — такая чудесная ребенок. — Он взял малыша на руки, стал его ласкать и вовсе, кажется, не замечал, как неуважительном курдупель отвратительно мурлыкал и мяукал и пытался даже укусить уважаемого батюшки за нос.

Перевод:

Это начали действовать чары Мальвы-Гожей. Аллегорический образ этой героини олицетворением духовности и естественности. Гофман связывает лицо Розы-Гожей с красотой и обаянием цветка.

Цитата:

Когда я ласковый читатель, и хотел в дальнейшем замолчать, кто же такая фрейлейн фон Розеншен, или, как она порой называет себя Розеншен-Зеленая, то ты, наверное, уже и сам догадался бы, что это была не обычная женщина. Ведь именно она, погладив и расчесав волосы малом Цахес, таинственно повлияло на него, и он показался благодушным пастору таким красивым и умным мальчонкой, что тот взял его за родного сына.

Фрейлейн фон Розеншен была степенный вид, благородной величественной осанки и немного гордой, властной характера. Ее лицо, хотя его и можно было назвать безукоризненно прекрасным, оказывало иногда какое-то странное, почти жуткое впечатление, особенно как она, по своему обыкновению, неподвижно и строго всматривалась куда вперед. Казалось, время не имел силы над ней, и уже одно это могло показаться некоторым странным. Но в ней еще многое поражало, и каждый, кто над этим серьезно задумался бы, не мог бы выйти из чудеса. Во-первых, сразу бросалась в глаза родство той девушки с цветами, от которых исходило ее имя. Потому что мало того, что ни один человек, в мире не смогла бы вырастить таких, как она, замечательных полных роз, — достаточно было ей вонзить какого сухом палочки в землю, как из него пышно и буйно росли те цветы. Затем, точно известно, что она во время своих одиноких прогулок в лесу проводила беседы со странными голосами, которые, вероятно, звучали не с деревьев или цветов, а то и с колодцев и лотков.

Перевод:

С иронией автор рассказывает, как вводилась образование в княжестве.

Цитата:

На углу каждой улицы красовался эдикт о введении образования, а полиция врывалась во дворцы фей, конфисковала их имущество и принимала их под арест.

Один только Господь ведает, как случилось, что фея Розабельверде, единственная из всех, за несколько часов до того, как ввели образование, узнала обо всем и успела выпустить своих лебедей на свободу и скрыть свои магические розовые кусты и другие драгоценности. Она знала, что ее решено оставить в стране, и хотя очень неохотно, а покорилась.

Перевод:

Проходит время. В Керпеському университете учится молодой поэт Бальтазар, который любит Кандиду, — дочери профессора Моша Терпина.

Гофман продолжает иронизировать по поводу состояния образования в княжестве, если ведущие профессора такие, как Мош Терпин:

Цитата:

Он был, как уже сказано, профессор естественных наук, объяснял, почему идет дождь, чего гремит, сверкает, почему солнце светит днем, а луна ночью, как и почему растет трава и многое другое, да так , что и каждому ребенку было бы понятно. Прежде всего он зажил большой славы, когда ему после многих физических опытов удалось доказать, что темнота наступает, главным образом, за неимением света.

Перевод:

В противовес иронии относительно образа профессора Моша Терпина, Бальтазар изображается с романтической возвышенностью.

Цитата:

Один из числа того потока студентов сразу привлечет твое внимание. Ты заметишь стройного юношу лет двадцати трех или четырех, из темных блестящих глаз которого говорит живой и ясный ум. Его взгляд можно было бы назвать почти смелым, если бы не мечтательная тоска, что легкой дымкой легла на бледное лицо и пригасила страстно лучи глаз. Его сюртук из черного тонкого сукна, окаймленного бархатом, был сшит почти на древненемецкого образец; к сюртука очень подходил изысканный, белый как снег, кружевной воротничок, а также бархатный берет, покрывавший хорошего темно-каштанового чуб. Этот парень, что тебе, дорогой читатель, с первого взгляда так пришелся по душе, — не кто иной, как студент Бальтазар, ребенок учтивых и состоятельных родителей, скромный, умный, пристальный к работе юноша, о котором я тебе, о мой читатель, многое должен рассказать в этой странной истории, это самое надумал написать.

Перевод:

Неожиданно в кругу студенчества появляется Цахес, имеющий чудесный дар привлекать к себе людей.

Цитата:

тут из соседней комнаты выступил навстречу профессор Мош Терпин, ведя лед руку маленького странного человечка, и громко воскликнул:

— Дамы и господа, рекомендую вам одаренного необычайными способностями юношу, которому не составит труда получить вашу приязнь и ваше уважение. Это молодой господин Циннобер, только вчера прибыл в наш университет и имеет в виду изучать право!

Перевод:

Кто бы в присутствии Цахеса не говорил изящно, остроумно, эмоционально, все приписывалось маленькой тупой чудовищу.

Так произошло и с юным поэтом.

Цитата:

Бальтазар вынул чистенько переписан рукопись и стал читать. Его собственное сочинение, что действительно вылился из глубины поэтической души, полный силы и молодой жизни, вдохновлял его все больше. Он читал все жарче, выливая всю страсть своего влюбленного сердца. Он задрожал от радости, когда тихие вздохи еле слышные женские «Ох!» или мужские «Замечательно. Чрезвычайно … Божественно!» убедили его, что поэма захватила всех. Наконец он закончил. Тогда все закричали:

— Какой стих! Какие мысли! Какая фантазия! Что за чудесная поэма! Какая звучность! Спасибо! Спасибо вам, дорогой господин Циннобер, за божественное наслаждение!

— Что? Как? — Воскликнул Бальтазар, но никто на него не обратил внимания, ибо все хлынули в Циннобер, сидевший на диване, надувшись, как малый индюк, и отвратительным голосом скрипел:

— Пожалуйста … пожалуйста … когда вам угодно это же мелочь, которую я впопыхах написал минувшей ночью.

Но профессор эстетики вопил:

— Замечательный … божественный Циннобер! Искренний друг, ты же после меня первый поэт на свете!

И тогда Кандид встала, подошла, пламенея, как жар, к курдупля, преклонили колена перед ним и поцеловала его в противный рот с синими губами.

Перевод:

Если же Циннобер гнусно мяукает, ведет себя как животное, обвиняют другого.

Цитата:

Малый так пронзительно завизжал, которые вплоть разнесся по всему залу, и гости испуганно вскочили со своих мест. Бальтазара окружили и стали спрашивать друг перед другом, чего это он так ужасно кричал.

— Не обижайтесь, дорогой господин Бальтазар, — сказал профессор Мош Терпин, — но это был таки странный шутку. Вы, наверное, хотели, чтобы мы подумали, что здесь кто-то наступил коту на хвост.

— Кот, кот, прогоните кота! — Воскликнула одна нервная дама и мигом потеряла сознание.

— Кот, кот! — Закричали двое пожилых господ, больные такую же идиосинкразию, и бросились к двери.

Кандид, вылив целый флакон нюхательной воды на потерявшую сознание женщину, тихо Бальтазару:

— Видите, беды вы натворили своим отвратительным мяуканьем, дорогой господин Бальтазар!

Он не знал, что произошло. Покраснев от стыда и досады, он не годен был суметь слово, сказать, что это курдупель Циннобер, а не он так ужасно нявкав.

Перевод:

Выбранные отличают действия Циннобер от талантливых проявлений других людей. Даже друг Бальтазара Фабиан и любимая девушка Кандида не замечают ужасных чар.

Как Бальтазар, так и знаменитый виртуоз-скрипач Винченцо Сбиоку, талантливый помощник судьи Пульхер отдали свои знания и таланты в жертву «малютке Цахес»: все считают это талантами Циннобер. Состояние людей похож на массовый психоз. Циннобер становится важной персоной в министерстве иностранных дел.

К княжества прибывает доктор Проспер Альпанус, который в действительности является магом. В магическом зеркале доктора отражается истинная сущность Циннобер, уродливого и плохого карлика.

Доктор Проспер Альпанус доказывает Мальвы-пригожие, что ее действия приносят не добро, а зло — всем, кто окружает Циннобер.

Цитата:

— Вы, дорогая панно, — ответил доктор, — вы отдались своей врожденной доброте и тратит свой талант на ничтожество. Циннобер есть и будет, несмотря на вашу ласковую помощь, малым уродливым негодяем, который теперь, когда разбился ваш золотой гребешок, отданный целиком в мои руки.

— простите нас за ним, доктор, — умоляла девушка.

— А посмотрите-ка, пожалуйста, сюда, — сказал Проспер, показывая ей Бальтазара гороскоп, который он сочинил.

Панна посмотрела и жалобно вскрикнула:

— Ну, когда такое дело, то я должен уступить перед высшей силой. Бедный Циннобер!

— Признайтесь, уважаемая панно, — сказал доктор, улыбаясь, — признайтесь, что женщины порой очень легко поддаются странностям: безоглядно удовлетворяя какую прихоть, которая родилась в один миг, они не учитывают страдания, которые причиняют другим . Циннобер должен принять казнь, но он еще Доскоча и незаслуженной почета. Этим я отдаю должное вашей силе, вашей доброте, вашему добродетелям, моя дорогая, ласковая панно.

Перевод:

Сломанный волшебный гребень уже не действует. Осталось вырвать волшебные волоски, которые делают Циннобер в глазах общества талантливым, умным, красивым. При подготовке к помолвки Кандиды и Цахеса Бальтазар с помощью Фабиана вырывает волшебные волосы с головы Циннобер.

Все вдруг увидели карлика таким, каким он был в действительности. Надеясь скрыться от толпы, хохотал над «расфранченной павиана», Цахес бежит в свой дворец, где и тонет в серебряном горшке.

Последние слова феи Мальвы-Гожей у умершего Цахеса объясняют намерения волшебницы превратить жалкое подобие человека на личность, которая стремилась бы объять необъятное.

Цитата:

— Бедный Цахес! Пасынку природы! Я хотела тебе добра! Возможно, я ошибалась, думая, что чудесный внешний талант, которым я тебя одарила, озарит благотворным лучом твою душу и пробудит внутренний голос, который скажет тебе: «Ты не тот, за кого тебя считают, поэтому старайся сравниться с человеком, на чьих крыльях ты, бескрылая калек, поднимаешься! Но никакой внутренний голос в тебе не проснулся. Твой заскорузлый, мертвый дух не смог возвыситься, ты не лишился своей глупости, грубости, невоспитанности. Ах, если бы ты остался только маленьким ничтожеством, небольшим, неотесанным невеждой, ты избежал бы позорной смерти!

Перевод:

Последнее прошение сердобольной феи в Проспера Альпануса — позаботиться о том, чтобы после позорной смерти Цахеса считали того, за кого, благодаря чарам, считали при жизни. Так оно и случилось.

Еще одно благодеяние феи касается матери карлика, Лизы: на ее участке растет замечательная сладкий лук, и женщина становится поставщица княжеского двора, ее проходит бедность.

Бальтазар и Кандида справляют свадьбы. Сказка, как всегда, хорошо завершения. Но ироничный финал «Крихиткы Цахеса» будто обращает внимание читателей на скрытую мысль автора: в жизни все намного сложнее.

[1] Пядь — давняя мера длины, равная расстоянию между кончиками растопыренных большого и мизинец пальцев (примерно 20 см).

Перевод Е. Поповича

Комментарий

Произведение «Крошка Цахес по прозванию Циннобер» построена на антитезе — контрасте высокого, прекрасного и заземлено-обыденного, уродливого: недостижимого романтического идеала и высшей будничной реальности.

Важной чертой индивидуального стиля Гофмана является наличие в «Крошке Цахес» иронии и гротеску1.

С лукавством, насмешками, притворной серьезностью, одним штрихом иронии автор очерчивает, например, состояние образования в государстве через образ профессора естественных наук Моша Терпина: «Прежде он приобрел большую славу, когда ему после многих физическим опытам удалось доказать , что темнота наступает, главным образом, за неимением света «.

Романтическая ирония художника была способом возвышения над несовершенным средой, средством выражения авторской позиции, авторского самосознания, романтического противостояния действительности.

У Гофмана гротеск выступает не только в виде отдельных компонентов произведения, как отдельный художественный прием, но и как структура — творческий принцип, как основа художественного мира писателя.

Создание причудливого мира, где аномально воспринимаются достоинства человека — тупая уродина Цахес как талантливый симпатичный юноша — воплощает глубинные тенденции, взаимосвязи в обществе. «Мир наизнанку» через гротескную форму произведения обнаруживает истинные процессы: «больное» общество потеряло нравственные и духовные ориентиры, а члены общества, ослепленные лживыми словами и идеями, за свое невежество сами порождают кумиров-Цахес, от тирании которых и страдают.

Приглашая читателя к своему реалистично-фантастического мира, Гофман заставляет провести довольно тяжелую умственную работу философского осмысления произведения: писатель предусматривает появление Цахес-Циннобер, что, не задумываясь, идти к достижению своей цели «по костям» (история человечества знает такие фигуры, которых на гребень славы вывело ослепленное общество).

Как романтик, писатель видит источники их появления в упадке образования, культуры, духовности, царящей в окружающем мире.

[1] Гротеск (фр. grotesque — причудливый, необычный, от итал. grotta — грот, пещера) — принцип художественной типизации, для которого характерно причудливое сочетание в едином целом несовместимых начал — фантастического и реального, прекрасного и безобразного, трагического и комического, высокого и низкого.

Комментарии: